August 28th, 2018

орешек

Особое отношение...

К врачам скорой помощи у Белочки особое отношение. С моими приколами их можно вызывать через день. И будет повод.
Два дня назад мама монотонно заходила ко мне и произносила одну фразу: давай вызовем скорую...
Белочка, обычно, отказывается. Симптоматика известна мне назубок. Каждое движение давления, все спазмы я уже выучила наизусть.
Организм панически боится скорой, которая приедет на мигрень (не боится стоматологов от слова совсем, а вот тех, что приезжают домой - не любит).
Они оценивают состояние здесь и сейчас (и правильно делают). Способен человек умереть или нет. А все остальное "полуживое" время своей жизни со своим здоровьем человек должен разбираться сам, а не ездить в больничку на скорой, как на такси, когда совсем прижмет...
Я влетаю в сильные мигрени, потому что их сложнее всего отловить. Все остальные изменения состояний я строго отслеживаю и снимаю симптоматику на первых шагах. Так я лет 15 с кистой в носу и прожила, ибо терапевты и не задумывались меня отправить на рентген... Ну а чо? Антибиотики - сопли, кашль прошли - огурец-молодец... Все остальное - идите к узкоспециальному врачу на лечение широкого профиля... Не, не надо мне такого счастья... Так и разбираюсь с организмом сама, по мере своих сил и с ним договоренностей...
Но реальность - она иная. Даже в художественной действительности.
Эт я в ночи посмотрела фильм про работу скорой помощи Аритмия...
Атмосферненько. Очень по-российски. Именно бабья участь. Некоторые кадры - просто классика жанра. Бесконечная... Беспросветная... И зимняя белая дорога, залитая солнцем, в конце фильма меня не убедила... Все это иллюзия.
Хотя, когда заболел папа, ему с врачами сказочно повезло. Они ему жизнь продлили года на три. И уйти дали тихо, по-человечески, на обезболивающем.


Фильм скорее рекомендую к просмотру, чем не. Снят хорошо. Со смыслом.
Особенно момент приколол: умерла женщина 74 лет. С детства страдала пороком сердца. Ждали скорую, а она не успела. Жалобы на сердце были с утра. 74! года, порок сердца, уже набравшийся с горя сынок проклинает врачей скорой, которые не доехали! Куда? На тот свет за пациентами они не ездят. Но профилактику, наблюдение и уход сын вполне мог маме обеспечить. Обследование и лечение по таким показаниям никто не отменял. Но сын - не виноват! Врачи виноваты! Изверги.

орешек

И все с трудом...

После последней мигрени все как обычно: сначала не спать, потом спать как не в себя. Мозг шуршит, восстанавливает все, что потерпело утраты. Снится такая хрень, что просто караул, хоть блокбастеры снимай. Сны очень эмоционально-затратные, на их фоне реальность очень серая... А уходить в них тоже не хочется. Хочется во сне отдыхать.
Погоду реально болтает от лета к осени.
Я тоже болтаюсь.
Надо опять разрабатывать великую технологию склейки пазлов. Лак пришел акриловый. Надо пробовать его.

орешек

Я не знаю зачем...

Но это очень прикольно...



Получилось действительно красиво, аж захотелось сходить и сожрать бигмаг.
Но я же девочка, поэтому пошла мыть голову и ухаживать за лицом. Не знаю, во что превращаются женщины, которые элементарно не ухаживают за собой - я превращаюсь в изюм за два дня. А эпопея с краном была почти неделю. Поэтому мне надо избавляться от изюм-изюм.
орешек

Как много хорошей поэзии

Как мало слушателей ее...



Я весь в свету, доступен всем глазам,
Я приступил к привычной процедуре,
Я к микрофону встал, как к образам,
Нет-нет, сегодня точно к амбразуре.
И микрофону я не по нутру,
Да голос мой любому опостылит,
Уверен, если где-то я совру,
Он ложь мою безжалостно усилит.

Бьют лучи от рампы мне под рёбра,
Светят фонари в лицо недобро,
И слепят с боков прожектора,
И жара, жара, жара.

Он, бестия, потоньше острия,
Слух безотказен, слышит фальш до йоты,
Ему плевать, что не в ударе я,
Но пусть, я верно выпеваю ноты.
Сегодня я особенно хриплю,
Но изменить тональность не рискую,
Ведь если я душою покривлю,
Он ни за что не выправит кривую.

Бьют лучи от рампы мне под рёбра,
Светят фонари в лицо недобро,
И слепят с боков прожектора,
И жара, жара, жара.

На шее гибкой этот микрофон
Своей змеиной головою вертит,
Лишь только замолчу, ужалит он,
Я должен петь до одури, до смерти.
Не шевелись, не двигайся, не смей,
Я видел жало, ты змея, я знаю,
И я сегодня заклинатель змей,
Я не пою, я кобру заклинаю.

Бьют лучи от рампы мне под рёбра,
Светят фонари в лицо недобро,
И слепят с боков прожектора,
И жара, жара, жара.

Прожорлив он и с жадностью птенца
Он изо рта выхватывает звуки,
Он в лоб мне влепит девять грамм свинца,
Рук не поднять, гитара вяжет руки.
Опять не будет этому конца,
Что есть мой микрофон, кто мне ответит,
Теперь он как лампада у лица,
Но я не свят, и микрофон не светит.

Мелодии мои попроще гамм,
Но лишь сбиваюсь с искреннего тона,
Мне сразу больно хлещет по щекам
Недвижимая тень от микрофона.

Бьют лучи от рампы мне под рёбра,
Светят фонари в лицо недобро,
И слепят с боков прожектора,
И жара, жара, жара.


Задумываться об этом я начинаю каждый раз, когда прискакиваю в какую-то область, с моей точки зрения, очень заряженную, а попадаю в королевство кривых зеркал. Так у меня в последнее время происходит с новым творчеством Арбениной и Вакарчука. Такое ощущение, что их обоих подменили. Нет той жизненной энергии, которая била в меня раньше, при соприкосновении с их творчеством. Она была разной. Но она была для меня живой. Сейчас, как мертвой воды черпнуть, мне все время видится кракелюр даже на самых любимых песнях. И я все время вспоминаю Высоцкого... Как точно он описал момент жизни творческого человека у микрофона. Все по тексту так и происходит. И это видно.
орешек

Оказывается...

Белочка обычно делает за день массу дел. И когда я сегодня попробовала их все поделать в обычном режиме - нескончаемо.
Но когда ты организуешь жизнь хоть чуть-чуть нормально, ненормально уже не хочется.

орешек

Я не понимаю...

Молодая женщина.
Четыре года назад полностью теряет зрение.
Через два года беременеет и рожает ребенка.
Живет с годовалым сыном в Тюмени одна, разругавшись с близкими.
Что в головах у этих людей?
Как вырастет ребенок?
Где папа?
Чем думал этот осеменитель?
Вопросов масса в моей голове.