November 7th, 2017

орешек

В защиту гаджетов...

Говорят, наличие интернета в планшах, телефонах и компьютерах очень мешает совместной счастливой жизни людей.
Ну, не знаю. Я через интернет общаюсь. Являюсь часто связующим звеном между теми, кто так общаться не может, но и в реале увидеться тоже не может, а через телефоны не назвонишься.
Сегодня зашла после стоматолога в макдак, мороженкой перекусить и чаем запить, в тепле, а не по-летнему, на улице... Наблюдала картину. Сидят папа, мама, сын-подросток. Все без гаджетов. Папа тупо жрет, прям мечет кусок за куском, мама цедит коктейль через трубочку, сквозь зубы. Сын уныло поглощает картошку-фри. И они нифига не разговаривают. Они даже не смотрят друг на друга. Это был явный культурный поход, который им всем никуда не вср*лся. Вот, они пришли, потратили деньги... И... Нифига. Прям на лбу у каждого - ни-фи-га. И только мужик ел, словно дома его не кормят. Выходной, много молодежи. И они общаются себе шумно, свободно, с гаджетами перед носом, че-та рассказывают, тычут друг другу пальцами в телефоны. Не переслушать. А они заткнуться не могут. За полчаса наслушалась всяких глупостей, что свойственны этому возрасту.
И че? Отбери у молодежи гаджеты, они общаться перестанут? Сунь унылой семейке под нос веселую видюху с ютуба - они улыбнутся? Да они надоели друг другу в любом состоянии. А может, всей семьей тосковали по новому айфону...
А папа у меня всюбжизнь ходил с наушником в ухе. Радиву слушал... И что с того? Маму бесило жутко, но с папой она не развелась.

орешек

И я опять была права...

В самые сложные моменты ухода за больным папой мама не выдерживала и очень ругалась. Я прекрасно ее понимала. Сложно поверить в то, что глава семьи сидит перед тобой и капризничает хуже двухлетки. Когда болезнь вошла в последнюю стадию, папа был уже в полусознании, в своем иллюзорном мире - он отказывался лежать. Сил сесть самому у него не было и постоянно звал нас - положитьего, посадить его. Была пара недель, когда мы перестали спать толком. Это кажется, что две недели - срок короткий, а когда спишь, просыпаясь каждый час, сорок минут - неделя за месяц покажется. И вот я утешала маму, что когда все закончится, то мы быстро соскучимся, к нормальной жизни быстро привыкаешь. Будем вспоминать только хорошее...
А самой мне сейчас все чаще все равно вспоминаются всякие сложности. Будто бы нельзя было потерпеть и не сложничать. На самом деле нельзя. Пока человек живет, все окружающие воспринимвют его жизнь вечной. На автомате. Вдолбить себе в голову, что время угасания не длится вечно - невозможно. Хоть тресни. И когда объясняешь папе, что ему надо по ночам спать, чтобы организм отдыхал и хоть как-то восстанавливался, а папа скакал всю ночь - то становишься такой странной Белочкой... Мы грозили папе любыми карами, если он не будет спать по ночам. Но он не верил. Меня прозывал цербером и садисткой... И все не верил, что может не выздороветь. Ему все казалось, что он сейчас поболеет сильно-сильно и пойдет на поправку. Советские дети, особенно послевоенное поколение, рождалось, чтобы жить. И жить. И жить. У них нигде нет этого файла, смерти, и никогда не было - как секса в сссэре. Никогда не обсуждался этот вопрос даже чисто теоретически...
И я, в принципе, сильно подпадала под это мироощущение. С одной поправкой - да, папа выздоровеет, но уходом в мир иной...
Мое небогатое мировоззрение отказывается воспринимать смерть концом. Ведь уже существует теория струн! А какое развитие в области астрономии. А успехи в исследовании микромира! Когда я собираю воедино или пытаюсь хотя бы - всю эту махину бытия... Мне сложно убедить себя, что биологическая жизнь - это начало и конец.
Но писала я не об этом... Никогда не запоминается плохое или хорошее. Запоминается то, что требовало эмоционального вложения и каких-то особенных усилий - так сказать экстремумы. И да... Живой человек кажется живущим вечность. Поэтому невозможно себе представить, что папа будет вечно не спать по ночам, как нам казалось в какую-то дикую неделю...
Мама уже пару дней ходит за мной и спрашивает, чем глобальным мы будем дальше заниматься?
Я пытаюсь ей сказать, что скоро внуки к нам приедут, но в ее временной системе - это еще очень нескоро - в лучшем случае в декабре.