October 1st, 2017

орешек

И братик не улетел...

Вчерась папа начал исполнять конкретно. Брат уже билет взял, ему в понедельник, типа, на работу. Но папа решил, что работа подождет. Пластырь с лекарством перестал почти действовать, человек каждые пять минут куда-то рвался. Вызвали скорую. Приехали две тетки. Посмотрели. Сказали: а че вы от нас хотите? А учеловека температура 39. Ну, хотим, чтобы вы вкололи ему жаропонижающее - он ничего не пьет, сжимает зубы. Ну, вкололи они анальгин. Нам посоветовали колоть дополнительно димедрол, трамадол и анальгин. Пытаться жить до понедельника, до нашего врача, который выпишет пластырь посильнее.
Братика тож жаль, у него в столице куча дел, дочка мелкая... А мы ниче ему сказать не можем. Но и лететь ему, когда папа в таком состоянии уже - тоже смысла мало.
Оказывается, умереть - большая проблема. Хотел бы, да не помирается. Почка уже отказывает, в сознании почти не бывает, спит, не ест и не пьет.
Мы пытаемся так и жить.
Четвертого сестра должна приехать. Седьмого у мамы день рождения.