September 21st, 2017

орешек

Последние три дня...

Папа спит. Так обессилел, что его жалко усаживать, когда меняем под ним постельное белье.
Спит сном младенца. Просыпается попить водички, дать пару цу. И давно уже живет в своем иллюзорном мире. Остались самые простые рефлексы. Еще он постоянно куда-то едет, все спрашивает, приехали ли мы, пора ли выходить? А еще на уровне рефлексов осталось: Юля, как ты меня достала, отцепись! Даже в таком состоянии человек остается самим собой и считает, что мы с мамой его третируем, не даем спокойно жить...
Написать хотела не об этом. Каждый раз, заглядывая к нему в комнату и видя, как он просто спит, я ловлю себя на ощущении, что вот он сейчас выспится, проснется и все будет, как прежде.
Но как прежде не будет. Это финишная прямая... И идет он по ней до тех пор, пока принимает из рук стакан воды... Уже почти не ест.
Завтра приедет помогать брат.
Так и живу.